субботний гость николай соколов
- Газета "МР", Интервью, Общество

Слесарь, разведчик, конвертерщик…

Наш субботний гость – Николай СОКОЛОВ – человек легендарный! Разведчик, слесарь высшего разряда, мастер-строитель, конвертерщик комбината. Он был на встрече с Никитой Хрущёвым, пережил землетрясение в Ташкенте, насладился красотами озера Иссык-Куль, теперь на пенсии. Мы беседуем с Николаем Николаевичем о его жизненном пути, о том, что мир уже находился в прошлом на опасной грани, а также о людях, которые оказали огромное влияние на его жизнь.

– Николай Николаевич! Начнём традиционно: где корни вашей семьи?

– Мои родители жили в Ярославской области, мама работала на льнокомбинате «Заря социализма», папа был водителем. Я из «детей войны»: родился 3 января 1942 года. В школе в Ярославской области отучился три класса, затем семья перебралась в Узбекистан, в город Алмалык. Там начали строить горно-металлургический комбинат, который позже стал в четыре раза больше «Североникеля», руду добывали открытым способом. Кроме него, в Алмалыке были свинцовая фабрика, цинковый завод – работы хватало всем! Жители приехали из разных мест, город русскоязычный. Мама работала табельщицей, учётчицей, кассиром в театре, затем кассиром в научно-исследовательском институте, после чего ушла на пенсию. Там, в Средней Азии, я прожил 25 лет. Окончил семь классов, решил строить самолёты. Хотел поступить в авиационный техникум, но не получилось: в детстве переболел двусторонним воспалением лёгких, и пока гоняли по комиссиям, приём уже завершился. Пошёл в строительный. Там обучение было вечерним, поэтому обязательно нужно было работать. А мне лишь 14 лет! Но всё же меня по знакомству устроили на работу учеником слесаря, и я совмещал учёбу и работу. Получил пятый разряд слесаря, после защиты диплома бетонировали проходные тоннели на цинковом заводе. Так бы и дальше работал, но пришла повестка в армию.

– Где вы служили?

– История удивительная: я попал в те же войска, в ту же дивизию, где мой отец закончил воевать, – в 8-ю армию Василия Ивановича Чуйкова! Отец возил командира полка. Когда началась моя служба, пришли «покупатели» – старший лейтенант и капитан – и спрашивают: «Пойдёшь в разведку?» Я согласился. Определили меня в разведроту. Служил в Германии, перед этим карантин проходил в Туркмении. Пять разведгрупп, в группе – пять человек, шестой – офицер. Конечно, обо всём, что поручали, рассказать не могу, но мы служили как раз в тот момент, когда разразился Карибский кризис, мир стоял в шаге от ядерной войны. В это время на границе ГДР – ФРГ было факельное шествие, ездили американские танки, джипы. Мы несли дежурство по очереди: находились в комендатуре, приезжали на точки, менялись, все данные передавали в Москву. Я был комсоргом разведроты. Однажды меня послали на совещание отличников Советской армии, оно запомнилось встречей с Никитой Сергеевичем Хрущёвым, который с 1953 по 1964 год был первым секретарём ЦК КПСС. Позже командир группы сообщил: «А мы тебя в военном киножурнале «Красная звезда», что шёл перед фильмом, крупным планом видели!» Так что я в кинохронику попал. Хрущёв тогда на встрече пообещал, что будут у нас квартиры – не коммуналки, не бараки, а отдельное жильё на каждую семью, будет штапель, тюль в достатке – тогда этого ничего не было. Побывал я и в Бухенвальде, в одном из крупнейших концлагерей на территории Германии. Хотя официально Бухенвальд не имел статуса «лагеря смерти», но уже с лета 1937 года там начали уничтожать людей. С июля 1937-го по апрель 1945 года в лагере находилось около 250 000 человек. Ворота, музей, жуткие виды крематория… впечатлений хватило.

– Наверняка вы сравнивали жизнь в Германии и в Советском Союзе…

– Конечно, сравнивал! Какая урожайность, как люди живут, сколько у них в армии служат, сколько получают. Так случилось, что наша разведгруппа одну ночь ночевала у пограничников ГДР. И я сравнил, как их кормят, как они служат. Столовая – салфетки, столики, всё иное! Спали они на двухъярусных кроватях, вместо матрацев – три подушки, которые складываются, а четвёртая – под голову. Мы в то время в группе спали на матрацах, набитых соломой. Много различий! Это было в начале 1960-х, я служил до 64-го.

– После службы наверняка вернулись на Родину.

– Да, я вернулся в Среднюю Азию. Но побоялся сразу мастером работать: многое нужно было вспомнить. Поэтому устроился на работу в отдел главного механика, резал, варил металл, всё делал, но корочек-то не было! Пошёл в учебный комбинат, выучился, получил удостоверение. В соседях жил директор местного завода железобетонных изделий (ЖБИ), и вот матери однажды сказали, что он попросил меня зайти. Я зашёл, он предложил мне поработать на железобетонном заводе сменным мастером. Согласился. Делали мы «шестипустотки» – плиты перекрытия. Но тут мне из Фрунзе друг написал, что им нужен инженер ПТО. Директор завода прикинул: «Раз на повышение – отпускаю!» И я уехал во Фрунзе. Но жил один, в итоге вернулся домой.

– Когда и как попали в Мончегорск?

– Работал я в узбекском управлении Цветметремонта. Ребята однажды приходят и говорят: «Нужно отправиться в командировку в управление Цветметремонта на Кольском полуострове. Ты же один, без семьи. Езжай!» Я и поехал по вызову – сварщиком. Управление было в Оленегорске, а участки – в городах области. Начальник отдела кадров говорит: «Давай я тебя отправлю в хорошее место, в Мончегорск!». Было это в 1975 году. Но возникла сложность: у меня документы в Средней Азии сгорели при пожаре в отделе кадров. Нам выдали копии – кто что помнил – и заверили их: «Записано со слов такого-то». Так что мне пришлось завести новую трудовую книжку, а в её конце прикрепить справку с последнего места работы. Год отработал, познакомился с будущей женой, в 1977 году женился. Жили в однокомнатной, потом дали трёхкомнатную. В Цветметремонте трудился практически во всех цехах комбината, за исключением склада хлора. Технологию комбината знал как свои пять пальцев – ещё по Алмалыку выучил производство. Всегда старался узнать побольше о той специальности, по которой работал: читал литературу, досконально изучал все переделы, мог нарисовать схему цеха со всеми подробностями.

– Что же было дальше в вашей трудовой биографии?

– После того, как шесть лет отработал в Цветметремонте, перешёл конвертерщиком в медеплавильный цех. Это было уже начало 1980-х. Почему перешёл? Видел, как тяжело работает отец в пожилом возрасте, решил, что нужно заработать горячий стаж, чтобы выйти на пенсию в 50 лет. К тому времени на комбинате были уже все знакомые, так что без труда устроился по рабочей сетке. В медеплавильном проработал семь лет. Работал бы и дальше, но цеховой врач настояла: нужно уйти – воспаление лёгких оставило свои следы. Пришёл к Щёчке, начальнику МПЦ, он предложил подлечить меня в санаториях, но я не согласился – время было такое, что загадывать далеко невозможно. Воспользовался тем, что Щёчка в отпуске, подписал заявление об уходе. Перешёл в цех водоснабжения комбината. Там проработал три года. Мне 50 лет, а тут – перестройка, сокращения, увольнения. Пенсионерам стали намекать, что их уволят в первую очередь. А у меня два инфаркта, инвалидность второй группы, так что пришлось завершить трудовую биографию.

– Что сегодня для вас самое важное?

– Вырастил детей, я – дважды дедушка и четырежды прадедушка! После инфарктов прошёл курс реабилитации, от инвалидности отказался. Согласился я рассказать о себе потому, что хочу выразить признательность людям, которые в разные годы оказали на мою судьбу большое влияние. Это учитель Николай Яковлевич Полканов, командир разведгруппы Аркадий Васильевич Федосенко, главный инженер дирекции строящихся предприятий «Главстройиндустрия» Борис Иванович Лобода. Здесь, на севере, – прораб Цветметремонта Лев Фёдорович Павлов, главный инженер комбината (в то время, когда я работал) Василий Михайлович Худяков, кардиолог Михаил Леонидович Бражник, настоятель Свято-Вознесенского кафедрального собора протоиерей Иоанн Баюр.

– Спасибо за беседу и добрые слова о людях, имена которых уже вписаны в историю. Здоровья вам и благополучия всей большой семье.

Вероника Карпенко.
Фото Александра Николаева.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *