афган
- Газета "МР", Истории мончегорцев, Общество

«Я помню, было в Афганистане…»

В Мончегорске идёт подготовка к празднованию 30-летия вывода войск из Афганистана: планируется проведение различных тематических мероприятий, в том числе состоятся встречи учащихся и студентов с членами городского отделения ВООВ «Боевое братство», пройдут передвижная выставка, митинг. За почти 10 лет афганской войны в боевых действиях приняли участие более 100 наших земляков, 16 из них удостоены ордена Красной Звезды. Валерий Постоялкин, Владимир Ильенко и Владимир Дудаль награждены посмертно. Накануне памятной даты мы открываем рубрику «Афганистан болит в моей душе…». В ней – воспоминания мончегорцев – участников конфликта.

 

Сегодня те, кто выжил, – взрослые, состоявшиеся люди. Но эти воспоминания до сих пор болью отзываются в их сердцах и возвращают в молодость, ведь многим солдатам афганской войны тогда не исполнилось и 20. В их памяти оживают погибшие однополчане и всплывают строки из писем, в которых каждый старался успокоить своих родных: «Всё в порядке, мама…».

 

михаил кругловМихаил Круглов:

– В Афганистан попал зимой 1980 года. Сразу поразила жара, которой встретил Кабул. Мысли отказаться от участия в боевых действиях не было. Мы все ехали туда выполнять интернациональный долг. Да и представление о том, что нас ждёт в Афгане, имели: уже приходили цинковые гробы, привозили раненых. До сих пор не могу забыть обстрелы, в которые попадала наша колонна в «зелёнке» (это заросшие ущелья). Однажды даже пришлось пробираться по трупам и раненым обстрелянной встречной колонны. И сегодня помню запах горелого человеческого мяса.

И страшно тогда не было… Казалось, что это может случиться с кем-то другим, но только не с тобой. Силы придавала заповедь ВДВ, которую мы в мыслях повторяли день за днём, за часом час: «Никто, кроме нас». С этими мыслями пробирались под обстрелами, урывками спали в душных палатках, успокаивали в письмах родных.

виктор горбовскийВиктор Горбовский:

– Я себя героем войны в Афганистане не считаю, в боевых операциях не участвовал, занимался строительством. Со своим мобильным сварочным аппаратом не расставался даже ночью. Недалеко от дворца Амина в Кабуле строился госпиталь, часть наших стройбатовцев отправили туда.

Я же попал в город Джелалабад, где в кратчайшие сроки необходимо было возвести жильё для лётного и командного состава советских войск, а также построить ангары для ремонта вертолётов и бытовки для экипажей. Самое сложное было тогда – ждать… Когда отправляется с аэродрома в боевой вылет вертолёт, нет-нет да и начинаешь поглядывать в небо – летит ли обратно… Лично с лётными экипажами знакомы не были, но всё равно ждали их возвращения.

Эта война, вопреки мнению некоторых политиков и историков, была нужна. Тогда впервые Советский Союз столкнулся с международным терроризмом. Другое дело, что в боевых действиях должны принимать участие профессиональные военные, а не как тогда – необстрелянные, неопытные и совсем юные пацаны.

любовь зубановаЛюбовь Зубанова:

– У войны не женское лицо? Не согласна. Женщин в Афганистане было много: связистки, медицинские сёстры, штабистки, продавцы в военторге… Как без женщин-то? А кто ласковое слово скажет, приободрит, успокоит, письмо маме поможет написать? Особенно в госпиталях мы были настоящими боевыми подругами.

В Афганистане я провела больше года, с марта 1982-го по ноябрь 1983 года. Самое первое и самое яркое впечатление
о стране началось с самолёта. Летели из Ташкента на большом двухпалубном самолёте. Когда приземлились в Кабуле, в салон ворвались яркие, ослепляющие лучи солнца. Снаружи – воздух, который дрожит от зноя, вокруг аэродрома – горы… На секунду показалось, что приехали на экскурсию. Мы ведь толком ничего не знали про эту далёкую мусульманскую страну, только то, что удавалось найти в библиотеке. Не знала даже, что из вещей взять с собой.

По распределению попала в шиндандский дивизионный госпиталь, помогала ребятам восстанавливаться после ранений, проводила занятия по лечебной физкультуре и делала массаж. Госпиталь… на деле – несколько палаток, в которых и операционные, и процедурные, и палаты. Условия – как в Великую Отечественную. Чуть позже начали отстраивать щитовые бараки.

Пациентов было очень много. К нам попадали не только раненые, но и инфекционные больные. В восточной стране местное население болело гепатитом, кругом малярия и кишечные инфекции. Плюс грязная вода, пыль, жара. Толком ни постирать, ни помыться. Ежедневно сталкиваясь с болью и страданиями, невыносимо тяжело было видеть, как умирают солдаты, которым медики не смогли помочь…

Но если спросите: «Поехала бы на войну в Афганистан, если бы знала, что там придётся пережить?» – отвечу: «Поехала бы». Война – это как лакмусовая бумажка на честность, смелость, порядочность. Видно, кто враг, а кто друг. Каждый может понять, чего он стоит.

Анна Шилова.
Фото Артёма Сенченкова.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *