- Газета "МР", Интервью

Четверть века помогал армии и флоту

Правила дорожного движения часто меняются, пересматриваются, дополняются. Это касается и процесса сдачи экзаменов на право управления транспортным средством. Сейчас много частных автошкол, а в прежние времена научиться водить машину можно было в ДОСААФ. К сожалению, мончегорское добровольное общество содействия армии, авиации и флоту находится в упадке, а когда-то было лучшим в области. Сегодня наш субботний гость – Виктор Денисов, четверть века руководивший предприятием.

 

– Виктор Васильевич, расскажите о себе: где вы родились, как прошло ваше детство?

– Я родился накануне войны в Мончегорске. Детство было трудным. С началом войны моя семья эвакуировалась в Ленинградскую область. В 1945-м вернулись в город, где я окончил третью школу.

– Как судьба вас свела с ДОСААФ?

– Я – офицер запаса, в молодости служил в дальней авиации. Горком партии отправил меня в ДОСААФ, поскольку там требовались специалисты с военной подготовкой. Встретился с председателем, посидел на уроке, где готовили призывников. Это запало в душу, и я остался работать. Сперва был преподавателем – года полтора занимался с будущими защитниками Родины. Потом несколько месяцев был завучем, а в 1974-м меня сделали начальником школы.

– Каких вам удалось добиться успехов на этой должности?

– Наша школа была лучшей в области. В те годы существовало переходящее знамя Ленинградского военного округа, и если три года подряд организация его завоюет, оно останется навсегда. Основным соперником у нас была апатитская школа. Её начальник Александр Волков был отличным руководителем, и порой они брали верх над нами. Но всё-таки три года подряд мы удержали знамя, и оно осталось у нас!

– Каких специалистов выпускало ДОСААФ в советское время?

– За 25 лет своей работы мы выпустили около 20 тысяч специалистов разного профиля. У нас были филиалы в Оленегорске, Ревде, Ловозере, Пушном, позднее – в Алакуртти. Мы готовили специалистов для вооружённых сил и работников военно-технических специальностей для народного хозяйства. Из ДОСААФ выходили водители-профессионалы третьего класса, сейчас это категория «С» – грузовые автомобили. Раньше была плановая система, т.е. нам ставили задачи, сколько нужно было подготовить специалистов. И эта планка каждый год повышалась – нужно было перевыполнять план. У меня было 70 человек личного состава, и вместе с филиалом в Оленегорске мы готовили порядка 480 курсантов для службы в армии и до тысячи человек для работы в народном хозяйстве.

– Каков был статус школы ДОСААФ во время вашей работы в обществе?

– Мы были очень значимы. Только вдумайтесь: чтобы попасть в школу, некоторым приходилось ждать по три года! Таким большим был спрос среди молодёжи. Кроме того, наше учреждение документально уравняли с профессиональным училищем. Были планы обучения, теоретические занятия и практическая подготовка, а также два завуча: один отвечал за военно-политическую подготовку, второй занимался методиками преподавания. Я использовал не только штатных работников, но и так называемый приватный состав: когда не хватало мастеров, обращался в техникум к преподавателям, которые вели автомобильные предметы И они приходили на помощь. В конце обучения наши курсанты сдавали два экзамена. Первый принимали мы своими силами: я как начальник ДОСААФ, представители подшефной воинской части и военкомата. И только после успешного прохождения наших внутренних испытаний молодые люди выходили на экзамен ГАИ.

– В школе обучали исключительно вождению?

– Конечно, нет. Курсанты должны были разбираться в устройстве автомобиля, уметь его ремонтировать. Мы и стрелять учили: у нас был специализированный тир семьдесят метров в длину. И пока курсант не научится попадать в цель, его не допускали к экзаменам. Он попадал в так называемый чёрный список, и чтобы выйти из него, нужно было сдать норматив по стрельбе. Мы даже учения проводили. Например, выезжали в район Ревды, это 50 километров в одну сторону, там имитировали нападение противника. Всё было приближенно к военным действиям: выстрелы, оборона, захват и т.д. Затем ехали в подшефную воинскую часть на обед. Иными словами, молодые люди могли погрузиться в условия реальной воинской службы. Мы и городу помощь оказывали. В 80-х центр занятости населения вышел к нам с просьбой готовить водителей тракторов, поскольку мы располагали такой техникой. Также выпускали телемастеров, автомехаников, мастеров производственного обучения вождению.

– Как вам удавалось поддерживать такой высокий уровень преподавания и выпускать хороших, подготовленных специалистов?

– Я жёстким руководителем был. Существовало такое негласное правило: если подчинённый что-то натворил
несерьёзное, на первый раз я ему прощал, но предупреждал, что у него остался последний шанс. И если человек доверие не оправдывал, мы с ним прощались. Поэтому в коллективе задерживались только ответственные люди. Обучать курсантов очень помогали тренажёры. В начале 1980-х годов, мне позвонил начальник нашей областной организации и сказал: «Пора менять материальную базу». Он предложил настоящую авантюру: взял специалиста своей школы, я – своего инженера, и мы отправились в путешествие по школам ДОСААФ всего Советского Союза. Начали с Карелии, затем была Ленинградская область, Новгородчина, Брянщина, Беларусь, потом Украина (мы доехали до Донецка), отправились на Западную Украину, после чего в Латвию, Литву, Эстонию. Всего 26 городов проехали! Везде смотрели, как живут такие школы как у нас, перенимали опыт и самые лучшие наработки. После этой поездки руководитель областной организации выписал нам класс автомобильных тренажёров пятой модели. Направили специалиста, который всё это установил, подключил и показал нам, как работает. Тренажёр представлял собой несколько экранов, руль, педали – всё, чтобы человек чувствовал себя водителем автомобиля. На экране возникали разные ситуации. Например, проезд регулируемого перекрёстка или развилки без светофора, где внезапно выскакивает пешеход или машина. Как человек поведёт себя в такой ситуации? На тренажёре курсант должен был отработать 18 часов, и только когда мастер давал заключение, что юноша готов, он может в сопровождении инструктора садиться в настоящий автомобиль. И это не означало, что он сразу сел и поехал. У курсантов была книжка, в которую записывалось, насколько успешно он выполнил восемь упражнений: ознакомился с органами управления, научился заводить машину, переключать передачи, трогаться с первой скорости.
И только после успешного освоения всех этих заданий он мог садиться в автомобиль и с инструктором ехать в город.

– Да, действительно подготовка была серьёзная. А у вас учились только юноши?

– Нет, были и представительницы прекрасного пола. И как бы мужчины не относились к женщинам за рулём, я скажу вот что: «За свою 25-летнюю практику я пришёл к выводу, что сильный пол хорошо знает автомобиль, его «начинку», как что устроено, уверенно водит машину. А вот дамы если и побаиваются поначалу водить, то потом с опытом умение приходит. Да и почти всегда они сразу сдают теоретический экзамен».

– В какой момент школа стала испытывать трудности? Распад СССР не мог не повлиять на этот процесс, не так ли?

– Конечно, повлиял. Мы почувствовали, что внимание государства к школам ДОСААФ ослабло примерно в 1993 году. Сократилось финансирование, да и оно поступало нерегулярно. Мы уже не могли набирать такое же количество курсантов. И содержать большой штат сотрудников мне тоже стало не по карману. Министерство обороны финансировало организацию только на 50%, а ведь ДОСААФ, позднее и РОСТО поставляли хорошо подготовленных курсантов для армии, флота и народного хозяйства. И год от года ситуация ухудшалась… В 1999 году я закончил свою трудовую деятельность.

– Чем сейчас занимаетесь?

– Я на пенсии. У нас есть домик в Новгородской области. Там мы проводим тёплую часть года, собираем урожай.
У нас есть сын Роман и две любимые внучки Виктория и Екатерина. Зимой живём в Мончегорске. Недавно зашёл в нашу школу ДОСААФ. Сердце разрывается от того, в каком состоянии всё находится: батареи срезаны, в здании холодно, всё пришло в негодность. Полная разруха! А какая красота была. Так жаль, что теперь это всё в прошлом. Быть может, ещё возродится движение ДОСААФ, ведь в других городах школы работают, готовят водителей. Так что надежда ещё есть.

– Виктор Васильевич, спасибо вам за интересную беседу!

Мария Амбулова.
Фото Артёма Сенченкова.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *